Малый Брат Яков в течение 45 лет был незаметным свидетелем Евангелия в Израиле и ушёл 22 октября на 96 году жизни. Здесь мы приводит речь Малого Брата Йоханана, которую тот сказал во время похорон в Иерусалиме 23 октября 2014 года.

yaacov

В последние месяцы многие из вас видели его, когда он, спокойный и молчаливый, опираясь на палку приходил на воскресную мессу.

Он ушёл вчера, в 6 часов утра, в результате ухудшения физического состояния, которое длилось нескольких недель.

В последние дни за них преданно ухаживал наш бр. Давид.

Постепенно Яков перестал что-либо понимать, слышать, а два дня назад уже не мог даже сделать глоток воды.

Кем же был он, Яков? Мы – Малые Братья Иисуса – небольшая конгрегация, состоящая из всего 200 человек в мире. Яков был самый старший по возрасту и по времени пребывания в братстве, к которому он присоединился в 1942 году, через 9 лет после основания. Несколько тел он прожил в Сахаре, живя в молитве и трудах.

Он был среди первых братьев, согласившихся стать во Франции рабочими – монахи-рабочие. В 1948 году для Церкви это было совершенно ново.

Думая об Африке, о Камеруне, братья избрали север страны, очень примитивную область, в противовес югу, который вот-вот должен был обрести независимость. Глава конгрегации послал Якова начинать труды в очень примитивное племя – совершенно голые люди, никогда не видевшие близко белого человека. Вместе с другим братом и несколькими Малыми Сёстрами они открыли клинику и стали работать в поле, с местными жителями, которые их хорошо приняли. Яков начал изучать местный язык, начав с нуля. Через 10 лет, ему пришлось оставить племя. Через много лет всё это племя стало христианским, и в один прекрасный день появился даже свой священник, а позже и епископ из местного населения.

Яков вернулся во Францию. И вскоре его попросили временно заменить заболевшего брата в лепрозории в Иране. Яков пробыл там около двух лет и немного выучил персидский. Заболевший брат выздоровел, и Яков вновь вернулся во Францию. Но ненадолго, т.к был послан в пустыню Сахара, чтобы жить среди туарегов, где в течение двух лет изучал берберский язык.

Вернувшись во Францию, Яков встретился со мной – я был в течение года в затворе и молитве. Он сказал мне, что подустал от постоянной смены стран и языков каждые два года. «Я хочу завершить свои дни в Святой Земле, мы примешь меня?»

Конечно, я принял его с радостью. Мы встретились в Афуле (на севере Израиля), где основали маленькую общину в 1969 году. Там Яков прожил 40 лет, выучил иврит, работал на фабрике по производству носок. Потом работал на фабрике, которая упаковывала цветы на экспорт. Достигнув пенсионного возраста Яков добровольно работал с детьми-инвалидами. В возрасте 90 лет он упал, и мы забрали его к себе в Иерусалим, где он, всё больше слабея, прожил с нами свои последние годы. Он уже не мог стоять на ногах. А в последние недели стал совсем безразличным, почти ничего не ел и не пил, пока просто не покинул нас в тишине, среди темноты.

Я знаю, что сейчас он счастлив рядом с Отцом Нашим Небесным и всеми, кто в Его Царствии. Когда прежде Якову случалось услышать о кончине кого-то из братьев, он всегда говорил: «Вот счастливый!»

Я забыл упомянуть, что в некоторых частях света Яков построил скиты. Среди них – очень красивый, на горе Блаженств, севернее Галилейского моря (оз.Кинерет). Он любил проводить там выходные в молитве.

Я уверен, что там, наверху, они с радостью его встретили, приготовив чудесный дом, но не для того, чтобы быть отшельником, а чтобы пребывать в радости со всеми детьми Божьими – вот, счастливый!